Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор об опасностях современного терроризма и его угрозе для международной стабильности

07.05.2020 15:02

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор об опасностях современного терроризма и его угрозе для международной стабильности

Проблема терроризма неразрывно связана не только с проблемой безопасности, но и вопросом нетерпимости, которая набирает обороты в современном мире. Вячеслав Моше Кантор, известный международный деятель, очень плотно занимается как первым, так и вторым вопросом, не скрывая, что видит взаимосвязь между ними.

В январе 2020 года, выступая на Пятом Всемирном форуме памяти Холокоста – и будучи главным его организатором – Вячеслав Кантор также поднял проблему нетерпимости и её влияния на современную безопасность, причём безопасность в самом глобальном её смысле. Вячеслав Моше Кантор даже выступил с предложением приравнять антисемитизм к экстремизму по уровню его негативного влияния и той опасности, которую он собой представляет. Это необходимо сделать как на юридическом, так и на практическом уровне, считает Кантор, поскольку это станет весомым подспорьем в борьбе с этими явлениями.

Что же касается взаимосвязи с терроризмом, то Вячеслав Кантор уверен – вслед за развитием и распространением любых форм нетерпимости неизменно открывается дорога для пропаганды ненависти и нетерпимости как таковой, в том числе в самых экстремальных их проявлениях. А оттуда уже рукой подать и до террористических человеконенавистнических идеологий, за которыми следуют человеческие жертвы…

Война XXI века

Будучи известным противником любых проявлений терроризма, Вячеслав Кантор в своей деятельности уделяет вопросу борьбы с террором огромное внимание. Сам Кантор считает, что борьбу с терроризмом вполне можно считать главной войной человечества в XXI веке. По крайней мере, по числу жертв и жестокости борьбы это и вправду можно считать войной.

На протяжении последних нескольких лет – и даже десятков лет – террористические группировки стали намного более изобретательны и жестоки в выборе объектов для своих ударов, в результате даже крупные города в самых развитых странах не смогли избежать атак и терактов. Всё это не могло не оказать влияния на самоощущение людей, на их утрату чувства собственной безопасности. Ответом на теракты стали незамедлительные усиления силовых и охранных методов защиты. Вячеслав Моше Кантор, комментируя эту тенденцию, уже тогда выявил её слабые стороны. Во-первых, утверждает Моше Кантор, все эти методы, несмотря на их необходимость, не могут существовать лишь сами по себе, поскольку не являются долгосрочными и не действуют упреждающе. Иными словами, говорит Кантор, всё это лишь реакция на теракты и попытки предотвратить точечные удары, но не борьба с терроризмом как с явлением. Во-вторых, подчёркивает Вячеслав Кантор, долгосрочное усиление охраны, расширение штата правоохранительных органов и так далее негативно сказывается на самих мирных гражданах, которые ощущают себя жителями крепости под осадой.

В этом вопросе Вячеслав Кантор может поделиться большим опытом как президент Европейского еврейского конгресса, ведь участившиеся случаи атак на синагоги и общинные еврейские центры на почве антисемитизма заставили власти многих стран точечно усилить охрану именно еврейских учреждений. В результате, говорит Кантор, сами евреи оказались под ещё большим давлением и отчуждённостью от остальных граждан, объектами ксенофобии и ненависти.

В-третьих – и, пожалуй, в главных – Вячеслав Кантор отмечает неэффективность реактивных мер, поскольку в борьбе с террором борьба должна быть упреждающей, если действительно рассчитывать на положительный результат. И это, говорит Кантор, относится точно не к единичному предотвращению терактов и ловле отдельных террористов и небольших ячеек. Борьба с террором должна быть такой же глобальной, как и угроза, которую террор представляет, убеждён Кантор.

Сам Вячеслав Моше Кантор в этом вопросе является сторонником прежде всего «мягкой силы» - а именно законодательных и финансовых инструментов, таких как пресечение источников финансирования терроризма, а также борьбы с распространением идеологий, позволяющих вербовать в ряды террористов всё новых и новых членов. Последнее как раз и нуждается в законодательной поддержке, говорит Кантор, ведь распространение нетерпимости и ненависти во многом становится возможным из-за «законодательных дыр» и неточности формулировок, благодаря которым даже прямая агрессия продолжает выставляться как чьё-то «свободное мнение» и «свобода слова».

Об опасности ненависти

Вячеслав Моше Кантор в своей работе уделяет проблеме нетерпимости очень пристальное внимание, и этому есть множество причин. По мнению Кантора, сегодня распространяющаяся нетерпимость – в частности, антисемитизм – по своей агрессии и уровню опасности уже вполне сравнима с экстремизмом и терроризмом. Более того, подчёркивает Кантор, преступления, совершающиеся на почве нетерпимости, уносят жизни рядовых граждан не менее жестоко.

Всего несколько месяцев назад в немецком городе Галле жертвами злоумышленника-антисемита стали случайные прохожие, по которым преступник открыл огонь после того, как не смог проникнуть в здание синагоги – оперативно и грамотно сработала служба безопасности храма. Однако несмотря на то, что массовых жертв удалось избежать, люди всё-таки погибли, и это заставило общественность и политиков по всей Европе вновь заговорить о проблеме безопасности в контексте антисемитизма и нетерпимости. Вячеслав Моше Кантор в этом происшествии видит печальную, но правдивую иллюстрацию того, что антисемитизм, вопреки расхожему убеждению, не является «эксклюзивной» проблемой евреев, и что жертвами преступлений на почве нетерпимости может стать кто угодно, а далеко не только непосредственные объекты ненависти. Это во многом перекликается и с терроризмом, ведь, как не раз отмечал Кантор, врагами терроризма является цивилизация как таковая, все люди в целом, а вовсе не отдельные группы, политические или религиозные оппоненты, в чём любят заверять в своей пропаганде сами террористы.

Особенно тревожащим Кантор считает то, что риторика нетерпимости, а подчас и откровенно экстремистская идеология проникает в политическую пропаганду. Как отмечает Кантор, чем слабее становится политический центр, тем более активными и агрессивными становятся силы более радикальной и экстремистской направленности, выступая с заявлениями и требованиями, которые нередко подрывают саму основу демократии и цивилизованного общества. Чем выше растёт популярность подобных политических сил и группировок, говорит Вячеслав Моше Кантор, тем больше становится вероятность того, что политическая сила, пропагандирующая подобную идеологию, придёт к власти в той или иной стране. И когда подобных стран станет слишком много, менять ситуацию уже может оказаться поздно.

Именно поэтому, настаивает Моше Кантор, проблема нетерпимости и имеет столь глобальное значение и должна обсуждаться и решаться на не менее глобальном уровне. Уже сегодня, говорит Кантор, необходимо подключать власти всех стран к этой проблеме, и лидеры всех стран должны заняться ею на самых разных уровнях, от законодательного до образовательного, от правоохранительного до пенитенциарного. И, как и в случае с терроризмом, считает Кантор, наказанию должны подвергаться не только сами преступники, которых нетерпимость толкнула на злодеяние, но и те, кто разжигают ненависть и нетерпимость, кто распространяет клевету и наветы на другие группы людей. И наказания эти должны наступить до того, как от слов подобные люди перейдут к делу, подчёркивает Моше Кантор.

Нельзя закрывать глаза на проявления нетерпимости даже в самых маленьких случаях, убеждён Кантор, ведь это равнодушие постепенно вырабатывает у людей терпимость к ненависти. Ненависть и притеснения шаг за шагом перестают считаться чем-то недопустимым и возмутительным, а как показала история Холокоста, это уже первый шаг к полномасштабной катастрофе.

На глобальном уровне

Нетерпимость и ненависть, набирающие обороты в мире, сказываются не только на жизнях отдельных граждан или групп людей. Вячеслав Кантор убеждён, что они влияют и на общую мировую стабильность и, соответственно, безопасность. Как президент Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, Моше Кантор видит взаимосвязь между ухудшением международных отношений и повышением напряжённости между странами с ростом угрозы терроризма. Чем меньше сотрудничества и координации между ведущими странами по этому направлению, тем «легче» становится террористам совершать задуманное.

Однако Вячеслав Кантор отмечает и другие примеры таких взаимосвязей. Так, после 2015 года, когда Европа столкнулась с наплывом беженцев, европейцы столкнулись и с «завозом» через каналы нелегальной миграции террористических и экстремистских идеологий. Эти идеологии столкнулись с мировоззрением и идеологией самих европейцев, испытав на прочность так называемую политику мультикультурализма, когда правительств не вмешивалось в жизни замкнутых религиозных и национальных общин, позволяя им пропагандировать собственные взгляды и образ жизни. Однако когда этот образ жизни вступил в явный конфликт с европейскими ценностями и законами, в ответ поднялась популярность ультраправых и даже неонацистских взглядов, в которых люди видели разрешение возникшей проблемы. В это же время по странам Европы происходили и более многочисленные теракты, что ещё сильнее подстегнуло более агрессивные и радикальные настроения среди местного населения. Всё это, убеждён Вячеслав Моше Кантор, более чем наглядно демонстрирует тот замкнутый порочный круг, в который вовлекает людей нетерпимость: она порождает ответную агрессию и питается ей, пропагандируя ненависть всё дальше и дальше.

Говоря о терроризме, Вячеслав Кантор и его коллеги по Люксембургскому форуму не могут оставить в стороне и угрозу ядерного терроризма. Эта проблема обсуждалась участниками форума на протяжении нескольких лет, и масла в огонь вновь подлила международная обстановка. В частности, комментируя ситуацию вокруг Ирана и его ядерной программы, Вячеслав Моше Кантор выразил свою обеспокоенность тем, что примеру Ирана могут последовать и другие страны, в результате чего не только глобальная стабильность и режим ядерного нераспространения будут нарушены, но и у террористов появится больше возможных источников, из которых они смогут получить ядерное оружие или материалы. При этом, отметил Кантор, невозможно игнорировать и тот факт, что в отдельных странах террористические группировки и вовсе оказываются близко к реальной власти и имеют огромный вес.

Коллега Вячеслава Моше Кантора Уильям Перри, входящий в состав Наблюдательного совета Люксембургского форума, не исключает и возможность того, что террористы, даже не располагая собственным ядерным оружием, могут спровоцировать другие страны к обмену ядерными ударами через обман или фальсификацию. В условиях, когда отношения между странами становятся всё более и более напряжёнными, эта вероятность кажется всё более реальной. Вячеслав Кантор также склонен считать, что в современном мире ядерная катастрофа если и произойдёт, то вовсе не из-за преднамеренного ядерного удара, но вследствие системной или человеческой ошибки.

Борьба толерантностью

Там можно ли победить терроризм? Для Вячеслава Моше Кантора ответ на этот вопрос одновременно и сложен, и лёгок. Победить терроризм необходимо, уверен Кантор, однако нужно отдавать себе отчёт в том, что борьба с терроризмом – это борьба прежде всего с идеологией. И для победы в этой борьбе необходимы специфические усилия.

Кантор, как уже говорилось, является сторонником прежде всего законодательной борьбы, ратует за внесение тех изменений в законодательства различных стран, которые попросту отсекут саму возможность распространения нетерпимости и ненависти в обществе. Необходимы чёткие определения нетерпимости, как необходимы и полномочия для правоохранительных и судебных органов, которые позволяли бы им пресекать преступления по разжиганию ненависти, особенно в информационном пространстве.

Сам Кантор, например, на протяжении многих лет продвигает на уровне европейских государств идею важности принятия единого рабочего определения антисемитизма – определения, которое наконец привело бы к единому знаменателю законодательства по этому направлению, а также позволило бы правоохранительным органам более эффективно выявлять преступления на почве антисемитизма и бороться с ними.

При этом Вячеслав Моше Кантор настаивает на том, что от концепции толерантности отказываться цивилизованному миру не просто не стоит – этого нельзя делать. По мнению Кантора, именно толерантность является той базовой ценностью, на которой и построены большинство современных цивилизованных обществ. Другое дело, говорит Кантор, что толерантность не должна превращаться в пассивное принятие всего и вся. В частности, в отношении тех идеологий, что подрывают основы существования общества, стравливают между собой нации, религии и группы людей, а также в отношении пропагандистов этих идеологий, толерантности проявлять нельзя, говорит Кантор.

Вячеслав Моше Кантор сам является автором концепции так называемой «безопасной толерантности» - такой толерантности, при которой соображения безопасности государства, граждан и демократических ценностей являются своеобразным «воздушным коридором», по аналогии с авиацией, и в этих рамках толерантность и должна функционировать, и терять эффект в случаях, которые представляют собой угрозу. Такая концепция, уверен Кантор, отвечает как необходимости для европейских обществ в самой толерантности и терпимости, так и в запросах современного человека на обеспечение его безопасности.

Следующая новость
Предыдущая новость

Имя Нины Распоповой дадут самолету «Сухой Суперджет 100» В Благовещенске полицейские преследовали автомобиль (видео) Василий Орлов попросил президента РФ оказать поддержку Приамурью В Башкирии пройдут массовые проверки водителей Дистанционные олимпиады, как способ раскрыть потенциал и таланты учащихся

Последние новости