Пенсионер из села Чигири боится, что его лишат единственного дома

22.01.2019 13:52

Пенсионер из села Чигири боится, что его лишат единственного дома

В 2015 году вдовец Василий Порфилович поехал в санаторий, где познакомился с Валентиной Николаевной, моложе его на 17 лет. «Мы прониклись друг к другу сочувствием. Она ко мне – потому что я был одинок, чем-то напомнил ее мужа и нуждался в уходе. Я к ней – потому что она осталась без жилья, жила у сына. Брак заключили, можно сказать, по расчету: мне был нужен законный сопровождающий для поездок в больницы, а ей было негде и не на что жить», – вспоминает Василий Порфилович. Он инвалид второй группы, перенес тяжелую операцию на ноге, и тогда, в 2015-м, мучился от сильных болей.

Пенсионеры поженились в апреле 2015-го. В конце июля того же года Василий Порфилович в МФЦ подписал дарственную на свою трехкомнатную квартиру в двухквартирном доме села Чигири. Как объясняет, тогда он очень болел и не надеялся на долгую жизнь. Якобы поэтому и не разобрался, что подписал именно дарственную, а не договор пожизненного содержания. Лишаться права собственности на дом и земельный участок он не собирался. У нотариуса сделка не заверялась.

Потом супруги вместе съездили в Новосибирскую клинику, где амурчанину помогли подняться на ноги. А в конце сентября 2017-го Валентина Николаевна скоропостижно скончалась от инсульта. До этого дети и внуки женщины часто бывали в гостях у Васлия Порфиловича и Валентины Николаевны, помогали по хозяйству. «Они были мне как родные, своих детей у меня нет. Я и отдал им свои накопления, дал в пользование грузовик, который потом вернули непригодным. Когда речь зашла о наследстве, дети обещали отказаться от него в мою пользу, но через полугода после того, как Валентина умерла, вступили в права наследования. У меня не было другого выбора и я обратился в суд, так как понял, что тогда, подписывая дарственную, подписал себе приговор оказаться на улице», – переживает пенсионер.

Когда подал в суд, пытаясь признать договор дарения недействительным, общение с детьми Валентины прекратилось, говорит Василий Порфилович. «Они даже в суд не приходили ни разу, их интересы представляет юрист. Завтра будет третье заседание суда. Мой адвокат составила мировое соглашение, хотели решить все мирным путем. Но они не стали его подписывать. А я просто прошу, чтобы мне можно было дожить в своем доме до смерти. Сколько мне осталось-то…» – вздыхает старик.

Представитель интересов Василия Порфиловича юрист Оксана Хакало подтвердила, что действительно составила мировое соглашение, по условиям которого истец, пенсионер Приходько, отказывается признать недействительным договор дарения на дом и землю, а взамен наследники Валентины Николаевны уступают ему части своих долей. По словам юриста, такое предложение наследники отвергли.

В настоящее время право на дом пенсионера поровну делится между хозяином и тремя детьми Валентины Николаевны: дочерью и двумя сыновьями. Каждому из них принадлежит по 1/4 недвижимости.

«Дом у Василия Порфиловича никто не отберет, потому что он является собственником доли в этом доме, а закон не предусматривает отбора доли у собственника, – объясняет представитель интересов наследников, юрист Максим Бутенко. – Остальные собственники могут продать свои доли, но только с соблюдением преимущественного права покупки. То есть, если кто-то из сособственников пожелает продать свою долю, то он должен сначала предложить купить ее остальным собственникам. Если они отказались от покупки, только тогда можно продать эту долю третьему лицу».

Как рассказал Максим Александрович, он предлагал заключить мировое соглашение. «Я предложил, чтобы наследники отказались от права распоряжения долями – то есть оставить все, как было. Но Василий Порфилович и Оксана Вячеславовна не захотели заключать соглашение. Они захотели провести судебную психолого-психиатрическую экспертизу с целью доказать, что Василий Порфилович не до конца осознавал последствия заключения договора дарения. Однако комиссионная экспертиза не нашла причин, по которой сделку можно признать недействительной», – уточняет юрист.

Несмотря на сложность ситуации, компромисс, по словам Максима Бутенко, возможен. Наследники, говорит Максим Александрович, прекрасно понимают, что в доме живет человек, когда-то позиционировавший себя как их отец. Зла ему они не желают и, по словам представителя их интересов в суде, готовы прийти на помощь и быть одной семьей, как было раньше.

Тем временем, по словам юриста Оксаны Хакало, представляющей интересы пенсионера в суде, сложившаяся судебная практика показывает, что зачастую граждане преклонного возраста обращаются в суд с исками о признании недействительными сделок с недвижимостью, совершенных ими под влиянием заблуждения. «Старики, инвалиды и иные социально незащищенные граждане отказываются от собственного жилья в пользу других. Поскольку обязательное нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью было отменено в России еще в 1995 году, оформить данное имущество в собственность можно по самому обычному, составленному в простой письменной форме договору купли-продажи или дарения. Это обеспечивает мошенникам обширное поле деятельности. Чтобы решить эту проблему и предотвратить случаи незаконного изъятия недвижимого имущества у пожилых и инвалидов, Госдума РФ планирует рассмотреть законопроект об обязательном нотариальном удостоверении сделок с жилой недвижимостью этих людей», – говорит Оксана Вячеславовна.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Движение по Рихарда Зорге в Уфе восстановлено Дорогу, ведущую к полигону ДВОКУ, размыло, вода унесла шлагбаум (видео) Благовещенцу, катавшему пассажиров на легком самолете, грозит штраф Матч Россия – Хорватия можно будет посмотреть в библиотеке Благовещенска В Приамурье полным ходом идет посевная сои и других культур

Последние новости