Амурские производители и переработчики сои: длительный ввоз сои с ГМО может серьезно подорвать брендовую отрасль

Прежде власти, наоборот, ужесточали оборот ГМО: в 2016 году президент Владимир Путин запретил ввозить в Россию, а также выращивать на ее территории семена растений, чья генетическая программа изменена с использованием методов генной инженерии.

Продукцию, полученную с применением ГМО, разрешено было ввозить, только если она прошла процедуру государственной регистрации. Теперь без госрегистрации можно ввозить соевые бобы и шрот, безопасность которых подтвердит Россельхознадзор. Соеводы и соепереработчики обеспокоились.

Исполнительный директор Национального кормового союза Сергей Михнюк считает, что в России сложился дефицит сои и отмена госрегистрации для такой продукции должна поддержать животноводов и не допустить роста себестоимости их продукции. Ранее этим же объяснили введение запрета на экспорт, мера продлится до 30 июня.

Переработчики сои думают по-другому. Исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев считает, что падение цен на шрот убьет отрасль — рентабельность ее снизится. Во многом благодаря ограничениям по импорту удавалось стимулировать ее производство в России. За 15 лет в масштабах страны оно выросло в 15 раз до 4,7 миллиона тонн в 2019 году. 896 тысяч тонн Россия экспортирует, и Амурская область в экспорте — лидер. Только в Китай ежегодно из региона экспортировалось около 400 тысяч тонн бобовых. Примерно столько же перерабатывали амурские предприятия.

Сразу после принятия постановления № 520 инициировать его приостановку просил губернатора Калининградской области Антона Алиханова крупнейший переработчик сои группа «Содружество», предупреждая о риске «бесконтрольного импорта» в Россию сои с ГМО. В конце апреля с аналогичной просьбой в Минсельхоз обратились губернаторы еще трех регионов: губернатор Белгородской области Евгений Савченко, глава Курской области Роман Старовойт и глава Липецкой области Игорь Артамонов. Однако, в ответе на запрос РБК Минсельхоз отверг беспокойства и вообще, отозвался о разрешении ввоза сои с ГМО положительно.

Министр сельского хозяйства Амурской области Олег Турков считает, что региона соя с ГМО коснуться не должна.

«В стране есть объективный дефицит кормов. Поэтому принято решение разово завезти сою с ГМО. Тема актуальна для западных регионов страны, где есть большое поголовье птицы, свиноводческие комплексы. Для нас неактуально, предприятия работают, соя есть. Если спрашиваете мое мнение — я против ГМО. По поводу того, что будет с экспортом после 30 июня: я думаю, если разрешили ввоз сои до 2021 года, нелогично параллельно возобновлять экспорт обычной сои. Я думаю, запрет на экспорт продлят до конца года», — считает министр сельского хозяйства Амурской области Олег Турков.

Примечательно, что до всей ситуации с закрытием границ из-за коронавируса и последовавших изменений конъюнктуры рынка в России активно стимулировалось производство сои и рапса. Минсельхоз на эти цели направил 4 миллиарда рублей на все регионы. Только Амурской области — основному производителю сои — предназначалось около 1 миллиарда рублей из этой суммы. В регионе ставилась задача увеличить производство в два раза.

По итогам 2019 года урожай амурской сои составил 855 000 тонн, аграрии ожидали больше, но подвело переувлажнение почвы. По оценкам экспертов, до запрета экспорта сои в продаже находилось около 100 000 тонн.

В апреле министр сельского хозяйства Амурской области Олег Турков выразил мнение журналистам, что беспокоиться производителям и переработчикам сои из-за запрета экспорта не стоит.

«Соя востребована на внутреннем рынке, ее готовы покупать амурские предприятия, предприятия в России. Она вся будет продана», — заверил он.

Спустя месяц выяснилось, что фермеры неохотно продают урожай.В регионе основными российскими покупателями сои в целях переработки являются маслоэкстракционный завод «Амурский», «АНК-холдинг», «Иркутский масложиркомбинат» и ряд других предприятий и все они столкнулись с этой проблемой.

«После запрета мы практически ничего не смогли купить с рынка. Фермеры ориентированы на цены Китая – он давал выше 35 тысяч рублей за тонну, мы готовы купить по 30 тысяч. Важно понимать, что если нам повышать закупочные цены, то мы в Амурской области получим очень дорогое молоко, очень дорогие яйца и мясо. Это отразится на потребительской корзине, на МРОТ. А кормовая часть занимает в животноводстве 60 %», — пояснил коммерческий директор «АНК-холдинг» Степан Инюточкин.

Амурские соеводы подтвердили, что придерживают сою до открытия границ, иначе не получат запланированных доходов. При этом и фермеры, и переработчики выступают против ГМО.

«Мы опасаемся, что если разрешат ввозить соевый шрот с ГМО, следующим шагом могут разрешить ее выращивать. Тогда невозможно будет проконтролировать, где какая соя, — считает маркетолог компании «Агро Эксперт груп» Людмила Сузун. — Почему Китай сейчас у нас покупает? Потому, что знает: у нас чистая соя в любом случае. Это имидж. Китай считает, что дожил до такого уровня жизни, что могут позволить покупать сою без ГМО. Только такая нужна, к примеру, для производства детского питания. Если допустить измененную сою здесь, никто не будет заморачиваться проверками, ведь бобы с ГМО можно подсыпать. Потом российская соя не будет никому не нужна. Это вопрос доверия».

Переработчикам разрешенный импорт более дешевого готового соевого продукта, коим является кормовой шрот с ГМО, вообще отбивает руки.

«Мы перерабатываем самостоятельно выращенную сою, а также приобретенную у амурских фермеров. Последние несколько лет минсельхоз стимулировал наращивать экспорт сырья. Это негативно повлияло на переработку, Китай давал высокие цены и вся соя уходила туда. К чему это привело? В России закрылось три завода на Алтае, в Приморье — это только те, о которых я знаю. Приостановил деятельность один амурский завод. В итоге производить кормовой шрот некому – сырье уехало в чистом виде Китай. Поэтому правительство решило компенсировать это импортом готового шрота — с ГМО. Понятно, себестоимость его производства ниже, плюс везут его танкерами — морская логистика из Южной Америки очень эффективная,- отметил Степан Инюточкин. — Мы получили “интересную” ситуацию по отношению к своим же производителям и переработчикам. Нам везут уже готовую продукцию, более дешевую - ту же, что производим и мы. Выращивать у себя сою с ГМО при этом мы не можем – на это запрет. Мы не понимаем, в каком направлении выстраивать стратегию — развивать переработку для кормов или мы уже хотели уходить на экспорт сои в чистом виде. Потому что переработка не являлась экономически эффективной».

Худшим вариантом Степан Инюточкин считает параллельное разрешение импорта соевого шрота с ГМО и разрешение экспорта российской сои после 30 июня.

«Если в стране не хватает кормовой базы для животных и птицы, то логичнее продлить запрет экспорта синхронно до конца 2020 года», - считает Степан Инюточкин.

В поддержку амурских участников соевого рынка выступают и профессиональные российские союзы. Упрощение доступа на рынок ГМО-сои может снизить цены, но оно несет и скрытые риски для отечественных проектов по переработке сои, например, для производств, которые строятся в Курской и Амурской областях, заявил Сергей Михнюк из Национального кормового союза. Имеется в виду строительство II очереди завода по глубокой переработке сои (ООО «Маслоэкстракционный завод "Амурский"»). На данный момент там создано 113 рабочих мест, инвестиции составляют 2,3 миллиарда рублей.

Смягчение регулирования ГМО ставит в затруднительное положение отечественных производителей сои, поскольку выращенная традиционным способом продукция дороже, согласен председатель комитета по АПК Курской области Иван Музалев. Он не исключает, что действие постановления приведет к сокращению посевных площадей сои в России.

В ответе же РБК Минсельхоз добавил, что пересмотреть условия ввоза соевых бобов можно будет, когда Россия достигнет самообеспеченности соей. По данным министерства, в 2019 году в России было произведено 4,36 миллионов тонн сои, а к 2022 году производство планируется довести до 5,6 миллионов тонн. Сейчас это только планы: амурские участники рынка замерли в ожидании и следят за развитием ситуации. Хотя, фермеры и подтверждают: соя, припасенная для «лучших времен», когда разрешат экспорт, может начать портиться.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Тынде ночью произошел пожар в девятиэтажном жилом доме Сборная Хорватии обыграла сборную России и вышла в полуфинал ЧМ-2018 13 тысяч фунтов стерлингов за несбывшиеся мечты: обзор прессы Все о чемпионате России по футболу В Приамурье спасатели пришли на помощь рыбакам, у которых сломался катер

Последние новости